Направления конференции

Авторизация



СИСТЕМА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ – ЭФФЕКТИВНАЯ ПЛОЩАДКА ДЛЯ РАЗВИТИЯ МЕДИАОБРАЗОВАНИЯ

Сидяева Кристина Вениаминовна,
методист
ГБУДО «Оренбургский областной
Дворец творчества детей и
молодёжи им. В.П. Поляничко»,
магистр педагогики,
г. Оренбург

 

Согласно сложившейся в России системе образования самой эффективной площадкой для формирования основных медийных компетенций обучающихся является система дополнительного образования, предлагающая огромный выбор направлений деятельности.

Планируя медиаобразовательную деятельность, важно учитывать основные нормативные документы, принятые в качестве обобщающих руководящих документов, в которых системе дополнительного образования уделяется особое внимание.

В частности, в Концепции Федеральной целевой программы развития образования на 2016-2020 годы в рамках одной из задач предполагается, что «будет реализован комплекс мер, направленных как на поддержку институтов дополнительного образования детей, в том числе региональных систем дополнительного образования, так и на распространение успешного опыта реализации современных востребованных образовательных программ дополнительного образования. Важным приоритетом в рамках данной задачи станет развитие и внедрение новых организационно-экономических и управленческих механизмов функционирования системы дополнительного образования детей. Будет обеспечено совершенствование кадрового потенциала системы дополнительного образования детей» [4].

В Концепции развития дополнительного образования детей подчёркиваются важность и значимость дополнительного образования: «В настоящее время в условиях информационной социализации дополнительное образование детей может стать инструментом формирования ценностей, мировоззрения, гражданской идентичности подрастающего поколения, адаптивности к темпам социальных и технологических перемен» [3].

Согласно Стратегии развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года основными направлениями развития воспитания являются «расширение воспитательных возможностей информационных ресурсов, которое предусматривает создание условий, методов и технологий для использования возможностей информационных ресурсов, в первую очередь информационно-телекоммуникационной сети Интернет, в целях воспитания и социализации детей; воспитание в детях умения совершать правильный выбор в условиях возможного негативного воздействия информационных ресурсов; обеспечение условий защиты детей от информации, причиняющий вред их здоровью и психическому развитию [9].

В настоящее время дополнительные общеобразовательные общеразвивающие программы медийного профиля реализуются в образовательных организациях разного типа:

– в общеобразовательных школах;

– в организациях дополнительного образования;

– в высших учебных заведениях преимущественно на факультетах журналистики;

– в рамках деятельности негосударственных компаний.

И.А. Фатеева говорит о преимуществах развития медиаобразования именно в сфере дополнительного образования, выделяя характерные особенности построения образовательного процесса [10, с. 82-83].

Формированию основных медийных компетенций учащихся в творческих объединениях способствуют:

– модульное построение дополнительных общеобразовательных общеразвивающих программ, отличающееся вариативностью и тематическим разнообразием (их содержание и тематика определяются педагогом самостоятельно и утверждаются методическим советом образовательной организации, в отличие от системы общего образования, где содержание школьных предметов регламентировано федеральными государственными образовательными стандартами);

– относительная временная свобода реализации программ, которые могут функционировать в течение всего календарного года, включая выходные дни и время каникул;

– индивидуальный выбор темпа и скорости освоения материала за счёт реализации индивидуальных образовательных маршрутов;

– выстраивание образовательного процесса с учётом интересов и склонностей учащихся;

– возможность формирования разновозрастного состава детского творческого коллектива по интересам;

– различные формы организации занятий и их сочетание;

– использование современных образовательных технологий (модульная, дистанционная, электронная формы обучения);

– участие родительской общественности в организации образовательного процесса;

– взаимосвязь теории и практики и, как следствие, возможность претворить в жизнь полученные знания, умения и навыки;

– создание конкретного продукта и его публичная презентация, что особенно важно при реализации программ медийного профиля.

Е.А. Бондаренко обращает внимание на сферу детского медиатворчества, которое реализуется посредством организации занятий по направлению «Детская журналистика» в системе дополнительного образования. Медиаобразовательный курс может иметь предпрофильную направленность или внедряться в рамках развивающих занятий в детском творческом объединении.

Преимущества организации деятельности таким образом Е.А. Бондаренко видит в том, что подросток имеет возможность не просто копировать существующую систему СМИ, но и создать что-то новое, свой продукт, сформировать собственную точку зрения на происходящие события.

«Освоение медиаобразовательных технологий в дополнительном образовании – при широкой интеграции в проекты как учебной, так и внеучебной информации – в настоящее время становится подлинным ресурсом повышения эффективности обучения и воспитания в целом. Один из наиболее перспективных путей освоения медиаобразовательных технологий – создание в каждом учебном учреждении, помимо интеграции медиаобразования в учебные предметы, системы подготовки и защиты творческих проектов, что немаловажно и для выстраивания моделей профильного образования, освоению азов будущей профессии, подготовки к поступлению в институты» [1].

В основных нормативных документах дополнительное образование предполагает вариативное обучение учащихся как универсальную форму развития ребёнка, основанную на его свободном выборе различных видов образовательной и творческой деятельности, в которых активно формируется его личностное и профессиональное самоопределение [8, с. 280].

Согласно Указу Президента РФ от 7.05.2012 № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» «в целях  дальнейшего совершенствования государственной политики в области образования и науки и подготовки квалифицированных специалистов с учётом требований инновационной экономики» одним из показателей в области образования, который необходимо достичь, является «увеличение к 2020 году числа детей в возрасте от 5 до 18 лет, обучающихся по дополнительным образовательным программам, в общей численности детей этого возраста до 70-75 процентов…» [6].

Говоря о современных тенденциях развития системы дополнительного образования в России, исследователи подчёркивают интеграцию общей и дополнительной образовательных систем, особая значимость которой отражена в Законе об образовании, Концепции долгосрочного социально-экономического развития на период до 2020 года, Национальной стратегии действий в интересах детей, Концепции развития дополнительного образования [11].

В этой связи актуальным становится введение обязательного медиаобразовательного компонента в систему основного образования, позволяющее охватить всех учащихся в возрасте от 7 до 17 лет.

Интересен опыт зарубежных стран в предоставлении услуг в сфере дополнительного (неформального) образования, где медиакомпонент реализуется  через сеть общеобразовательных школ и дошкольных учреждений.

Д.С. Молоков приводит несколько терминов, которые используются в международной практике для обозначения дополнительного образования детей: «неформальное образование» (non-formal education), «внешкольное образование», «послешкольное образование», «внеклассное образование», «программы свободного времени» (supplementary education – «собственно дополнительное образование»). Название этой сферы в различных странах предопределяет особенности дополнительного образования. Советом Европы и Европейским Союзом принят термин «неформальное образование»

[5, с. 226].

Если проанализировать положения, на основании которых функционируют учреждения дополнительного образования в странах Европы, можно сделать вывод о разнице в организации деятельности и способах финансирования неформального образования, так же как и в российской системе образования, когда одни организации находятся в ведении министерства, другие относятся к сфере деятельности муниципалитетов. В ряде европейских государств формальное и неформальное образование законодательно имеют «равные права», однако на практике финансовые затраты оказываются различными.

Анализируя концепции дополнительного образования в странах Европы, Д.С. Молоков выделяет два доминирующих типа: концепцию попечения и концепцию развития [5, с. 226].

Система неформального образования большинства западноевропейских стран (Великобритания, Финляндия, Бельгия, Нидерланды), где преобладает попечительская система, слабо поддерживается государством и финансируется в основном силами местного правительства и частными компаниями. Помощь направлена на удовлетворение потребностей молодёжи, преимущественно тех, кто имеет серьёзные проблемы со здоровьем.

Страны Восточной и Центральной Европы ориентированы на реализацию концепции развития, когда основная часть средств направляется на развитие подрастающего поколения, не имеющего проблем со здоровьем. По словам Д.С. Молокова, исследовавшего зарубежный опыт предоставления услуг в сфере дополнительного образования, «таким образом, реализуется социально-педагогическая функция дополнительного образования. Системы дополнительного образования здесь демонстрируют активность и вовлечённость правительств, что обуславливает преимущественно государственный статус учреждений дополнительного образования»

[5, с. 226-227].

Несмотря на различие в образовательных практиках дополнительного образования в европейских странах наличие медиаобразовательного компонента является обязательным и утверждено законодательством. Главной отличительной особенностью является тот факт, что медиаобразование реализуется не только организациями дополнительного образования, но прежде всего введено в систему формального образования, что позволяет охватить весь контингент учащихся, а не только тех, кто занят в системе неформального образования.

В 2008 году Европарламентом была принята резолюция  по медиаграмотности в мире цифровых технологий (2008/2129(INI), в которой говорится о том, что «работа в области медиаобразования должна охватывать всех граждан – детей, молодёжь, взрослых, пожилых людей, а также нетрудоспособных людей», при этом «широкий доступ к ин­формационным технологиям предоставляет каждому члену общества возможность передачи информации в глобальном масштабе, делая его потенциальным «журналистом», и вы­зывает необходимость медиаграмотности не только для по­нимания информации, но также для создания и распростра­нения собственного медиаконтента; притом владение навы­ками работы на компьютере само по себе автоматически не вед1т к повышению медиаграмотности» [7].

В рекомендациях и резолюциях ЮНЕСКО также неоднократно говорилось о  важности и поддержке массового медиаобразования.

Так, в рекомендациях ЮНЕСКО 2002 года подчёркивается, что «медиаобразование – часть основного права каждого гражданина любой страны на свободу самовыражения и получения информации, оно способствует поддержке демократии. Признавая особенности в подходах и развитии медиаобразования в различных странах, рекомендуется вводить его везде, где возможно, в пределах национальных учебных планов так же, как в рамках дополнительного, неформального образования и самообразования в течение всей жизни человека» [12].

Таким образом, технологии медиаобразования становятся необходимой частью современной образовательной среды.

Несмотря на все преимущества системы дополнительного образования в реализации медиаобразовательных принципов и формировании медиаграмотности, необходимо внедрение комплексного медиаобразования, объединяющего преимущества медиакультуры во всей полноте спектра деятельности учащихся (урочной, внеурочной, внеучебной), в систему общего образования.

С принятием стандартов второго поколения медиаобразовательным технологиям в учебном процессе отводится особая роль: каждый предмет включает в себя различные аспекты формирования информационной культуры, определённые спецификой изучаемой дисциплины.

Результативность медиаобразовательной деятельности зависит от того, насколько будут реализовываться предоставляемые новыми стандартами конкретные возможности.

По мнению Е.А. Бондаренко, «в дополнительном образовании постоянно происходит ротация наиболее значимых для современной школы направлений изучения СМИ. Опыт медиаобразования в мире (Финляндия,

Голландия, Великобритания, США и др.) показывает, что попытки привести всё это к единому знаменателю или задать подобному потоку приоритетные формы проявления – сложное и во многом бесполезное дело. Количественные и качественные характеристики российского образования настолько разнообразны, что следует искать и задавать только системообразующие векторы движения» [2, с. 26].

Таким образом, оптимальным вариантом формирования медиакультуры учащихся является внедрение медиаобразования в систему общего образования, которое может дополняться и развиваться в процессе реализации дополнительных общеобразовательных общеразвивающих программ во внеурочное время.

Деятельность, направленная на формирование информационной культуры учащихся, требует от педагогов не только новых подходов к организации процесса обучения, но и в некоторых случаях кардинальной перестройки собственного мышления и формирования новых профессиональных компетенций.

 

Литература

1. Бондаренко, Е. А. Медиаграмотность и информационная культура в современной российской школе : [Электронный ресурс] / Е. А. Бондаренко. – Режим доступа : http: //mic.org.ru/new/239-mediagramotnost-i-informatsionnaya-kultura-v-sovremennoj-rossijskoj-shkole.

2. Бондаренко, Е. А. Обоснование концепции комплексного медиаобразования : современная школа в российском и мировом медиапространстве / Е. А. Бондаренко // Медиаобразование – 2013 : сб. трудов Международного форума конференций «Медиаобразование – 2013», Москва, 31 октября – 02 ноября 2013 г. / под ред. И. В. Жилавской. – М.: РИЦ МГГУ им. М. А. Шолохова, 2013. – С. 10 – 26.

3. Концепция развития дополнительного образования детей (утв. Распоряжением Правительства РФ от 4 сентября 2014 г. № 1726-р) : [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http: //static.government.ru/media/files/ipA1NW42XOA.pdf

4. Концепция Федеральной целевой программы развития образования на 2016 – 2020 годы (утв. Распоряжением Правительства РФ от 29 декабря 2014 г. № 2765-Р) : [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http: //минобрнауки.рф/документы/4952.

5. Молоков, Д. С. Зарубежный опыт предоставления услуг в сфере до¬полнительного образования детей / Д. С. Молоков // Ярославский пе¬дагогический вестник. Психолого-педагогиче¬ские науки. – 2013. – № 1 Том II. ¬– С. 225 – 231.

6. О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки : Указ Президента РФ от 07.05.2012 № 599 : [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http: //base.garant.ru/70170946

7. Резолюция Европарламента от 16 декабря 2008 года по медиаграмот¬ности в мире цифровых технологий (2008/2129(INI)) : [Электронный ресурс]. – Режим доступа : www.mediagram.ru/netcat_files/106/104/h_328802b015536fe791cc54ffb8edcd57.

8. Синицын, Ю. Н. Методологические регулятивы разработки педагогической деятельности современного учителя / Ю. Н. Синицын, А. Г. Хентонен // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук : научный журнал. – М, 2013. – № 12–2. – С.280 – 283.

9. Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года : [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https: //rg.ru/2015/06/08/vospitanie-dok.html

10. Фатеева, И. А. Медиаобразование в системе дополнительного образования детей как средство формирования медиа- и информационной грамотности населения / И. А. Фатеева // Медиаобразование – 2015 : сб. трудов Всероссийского форума конференций «Медиаобразование – 2015. Медиа-информационная грамотность для всех», Москва, 11 декабря 2015 г. / под ред. И. В. Жилавской. – М.: МПГУ, 2015. – С. 82 – 83.

11. Хентонен, А. Г. Современные тенденции развития системы дополнительного образования в России : [Электронный ресурс] / А. Г. Хентонен, К. В. Бельская // Молодой ученый. – 2016. – № 23.–С. 527-529.– Режим доступа : https: //moluch.ru/archive/127/35206/ (дата обращения: 13.05.2018).

12. The Seville Recommendation // Youth Media Education. – Paris: UNESCO, 2002.

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зайти на сайт или зарегистрироваться

Баннер
Баннер
Баннер